221madou.ru

Мама и Я
9 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Говорить о себе в третьем лице психология

Ученые считают, что нужно чаще говорить о себе в третьем лице: это делает человека мудрее (4 фото)

Как говорил великий древнегреческий философ Сократ, «если жизнь не исследовать, то она не стоит того, чтобы жить, а познание себя — это путь к истинной мудрости». Но есть ли верный или неверный путь к саморазвитию и самореализации? Исследователи выдвинули теорию о том, что если человек будет больше говорить с самим собой в третьем лице, то он начнет быстрее принимать решения. Так ли это? Предлагаем рассмотреть доводы.

Проявление проблемы

Часто, размышляя, наши мысли превращаются в путаницу, что приводит к скуке и появлению других малоприятных эмоций. Помимо прочего, на основании проведенных исследований ученые сделали вывод, что люди, склонные к постоянным размышлениям, зачастую не способны принимать верные решения, особенно находясь под давлением времени или обстоятельств и больше склонны к депрессивным состояниям.

Метод Цезаря

Вместо того, чтобы ежеминутно прокручивать в голове десятки разных мыслей, психологи рекомендуют воспользоваться древним риторическим методом, которым, к слову, пользовался сам Юлий Цезарь.

Иллеизм — разговор о себе в третьем лице. Этот термин был придуман английским поэтом-романтиком Сэмюэлем Тейлором Кольриджем в 1809 году. Произошло оно от слова ille с латынскими корнями, означающее «он», «тот».

Попробуйте взглянуть на ту или иную ситуацию, говоря о себе, как будто о другом человеке. Так вы сможете избавиться от лишних эмоций и взглянуть на происходящее со стороны, не примешивая собственные предубеждения и стереотипы. Такой вид общения с самим собой помогает улучшить процесс принятия решений, а в долгосрочной перспективе научиться контролировать эмоции и значительно развить всестороннее мышление.

Современное исследование

Один из ведущих исследователей этой области, психолог из Канадского университета Ватерлоо Игорь Гроссман, поставил перед собой задачу создать уникальную в своем роде основу для изучения мудрости. В одном из первых своих экспериментов он определил, что можно измерить уровень разумных суждений и что он, как и в случае с изменением уровня интеллекта, имеет большое значение в определении мыслительных способностей человека.

Участникам исследования Гроссман предложил вслух обсудить их личную или политическую дилемму, которую впоследствии оценил по различным деталям мышления. Все они долгое время считались определяющими степень мудрости, включая интеллектуальное смирение, принятие мнения окружающих, неопределенности и способности находить компромиссное решение.

Гроссману удалось выяснить, что полученные оценки разумного мышления намного точнее, чем интеллектуальные тесты, направленные на прогнозирование эмоционального состояния и удовлетворенности отношениями.

Практическое применение

Работая в Мичиганском университете США в команде с Итаном Кроссом, Гроссман в очередной раз искал способы улучшить полученные показатели, прибегнув к нескольким впечатляющим экспериментам, демонстрирующим возможности иллеизма.

В ходе лабораторных экспериментов ученые обнаружили, что люди проявляли скромность и были готовы рассматривать другие варианты, когда их просили рассказать о своих проблемах от третьего лица. Представьте на минуту ситуацию, что вы спорите со своим партнером.

Взглянув на происходящую ситуацию от третьего лица, вы сможете лучше понять точку зрения избранника и увидеть, что проблема рассматривается вами ограничено. Представьте другую ситуацию, при которой вы задумываетесь о своем переезде. Рассмотрев эту возможность от третьего лица, вы сможете хладнокровно взвесить преимущества и жертвы, которые придется принести.

Каждый из этих примеров, описывает краткосрочное действие иллеизма, а что насчет долгосрочной перспективы? Чтобы ответить на этот вопрос, исследовательской группе Гроссмана пришлось попросить около трех сотен участников описать сложную ситуацию из жизни. В это время два независимых психолога оценивали их по разным аспектам разумного мышления. После чего участникам было предложено вести дневник на протяжении месяца.

Ежедневно они описывали ситуации, с которыми им приходилось сталкиваться, к примеру, споры с коллегами, домашние неурядицы. Половина участников делала это от своего лица, в то время как другая часть описывала свои проблемы от третьего лица. Месяц спустя все участники заново прошли тест разумного мышления.

Результаты были такими, как Гроссман и ожидал. Показатели первого и второго теста у участников контрольной группы были практически одинаковыми. Что касается тех, кто использовал иллеизм, их результаты заметно улучшились — они стали лучше понимать перспективы, показали интеллектуальное смирение и способности идти на компромисс.

Читать еще:  Особенности психологического развития ребенка 3х лет

«Привычка говорить о себе в третьем лице или используя королевское «мы»»

В только что вышедшей в России книге «История болезни. Недуги мировых лидеров последнего столетия» (СПб.: «Амфора», 2011) известный британский политик, в прошлом министр иностранных дел Великобритании Дэвид Оуэн анализирует связь между психическим состоянием мировых лидеров и проводимой ими политикой. «Власть» публикует фрагмент этой книги.

Слово «гибрис» не является медицинским термином. В самом простом своем значении оно использовалось в Древней Греции применительно к действиям человека, наделенного властью, взирающего на всех с оскорбительным высокомерием. Аристотель в «Риторике» обращается к тому аспекту влечения, которое Платон обозначает как гибрис, и утверждает, что удовольствие, доставляемое осуществлением гибриса, состоит в показном проявлении человеком своего превосходства.

В наблюдении за политическими лидерами меня особенно интересует гибрис, проявляющийся как утрата некоторого рода способности. Очень знакомая схема прослеживается в карьерах ведущих политиков, которым успех вскружил голову, внушив пренебрежение к советам, идущим вразрез с их собственными убеждениями, а иногда и к любым советам вообще, которые всем своим поведением как будто бросают вызов самой действительности, окружающему миру.

Мне хотелось бы выяснить, связано ли гибристическое поведение с определенными типами личности, существует ли предрасположенность к гибрис-синдрому, а кроме того, понять, предрасположены ли люди с таким типом личности к политической карьере. Еще более интересно, могут ли политические лидеры, обладающие иным типом личности, тем не менее проявлять признаки гибрис-синдрома лишь вследствие того, что им вручена политическая власть. Иными словами, способно ли пребывание во власти само по себе привести к изменениям в психике, которые выливаются в гибристическое поведение? Полагаю, имеет смысл называть это гибрис-синдромом, который может развиваться у людей, пребывающих во власти.

Поведенческие проявления гибрис-синдрома обычно выражены тем больше, чем дольше лидер пребывает на своем посту. Такой диагноз может быть поставлен, если у политика наблюдается более трех симптомов из следующего примерного списка:

нарциссическая склонность рассматривать окружающий мир преимущественно как арену приложения своей власти и стяжания личной славы, а не источник проблем, которые требуют прагматического подхода, не допускающего концентрации внимания на собственной персоне;

тяготение к действиям, которые покажут политика в хорошем свете, улучшат его политический имидж;

неумеренное внимание к своему общественному образу, создаваемому впечатлению;

мессианский тон при обсуждении собственных свершений, предрасположенность к самовозвеличиванию;

отождествление себя с государством, а своего мировоззрения и интересов — с взглядами и интересами всего общества;

привычка говорить о себе в третьем лице или используя королевское «мы»;

неумеренная убежденность в своих суждениях и пренебрежение к советам или критике;

чрезмерная вера в себя, граничащая с ощущением всемогущества;

уверенность в том, что лидер может быть судим не столько земным судом собратьев-политиков или общественного мнения, сколько высшим судом — Истории или Бога;

отсутствие малейших сомнений в том, что высший суд его оправдает;

тревожность, опрометчивость, импульсивность;

потеря чувства реальности, часто сопровождающаяся растущей самоизоляцией;

приверженность своему «широкому взгляду», его нравственной чистоте, затмевающей все прочие аспекты, такие как практичность, издержки и вероятность нежелательных последствий; упрямое нежелание изменять политический курс;

вытекающая отсюда политическая некомпетентность, которую можно назвать гибристической: дела идут плохо, потому что чрезмерная самоуверенность помешала лидеру войти во все детали и частные подробности избранного политического курса.

Большинство личностных синдромов проявляется к восемнадцатилетнему возрасту и затем сопровождают человека всю жизнь. Гибрис-синдром в этом отношении отличен от других: он обнаруживается в поведении лидера, только пока тот пребывает у власти (и после того, как он успел некоторое время ею попользоваться), и быстро пропадает с утратой власти. В этом смысле гибрис-синдром — скорее профессиональная деформация характера, нежели его изначальная особенность. И вероятность деформации отчетливо определяется обстоятельствами, в которых политик несет государственную службу. Ключевыми внешними факторами здесь, видимо, выступают чрезвычайно большой успех в достижении и удержании власти; политическая ситуация, максимально благоприятная для укрепления личного авторитета лидера; длительность пребывания у власти.

Читать еще:  Сказкотерапия как метод психологической коррекции реферат

Стоит ли беспокоиться, если ребенок говорит о себе в третьем лице?

Сначала родители мечтают о том моменте, когда их ребенок начнет разговаривать, а затем ждут, когда он научится делать это правильно. Путаница в лицах и поле — частая проблема малышей. Вместо «я хочу гулять», кроха заявляет вам: «Рома хочет гулять» или «Рома хороший мальчик». Причин у данного явления может быть несколько, к тому же, существуют возрастные критерии. Итак, когда подобное поведение ребенка не должно вызывать беспокойства, а когда стоит обратиться за помощью?

Возможные причины

Одной из основных причин того, что малыш говорит о себе в третьем лице, является возраст. Психологи объясняют это тем, что сепарация (отделение) «Я» ребенка от эмоционально значимого лица (матери) происходит примерно в 3 года. Именно в это время малыш начинает проявлять самостоятельность и пытается контролировать свое поведение: «я сам возьму» или «я сам надену». До этого он воспринимает себя фактически слитым с матерью. Она за него все делает и говорит о нем в третьем лице или первом лице множественном числе, например: «Сейчас МЫ покушаем и искупаемся».

Поэтому второй причиной как раз является речь родителей. Замечали ли вы сами, как разговариваете с ребенком? Такие предложения, как «Ваня наелся?», «Катюша хочет спать?» малыш может просто копировать. Многие мамы так общаются с детьми, когда те еще совсем крохи. Ведь мама носила ребенка в себе целых 9 месяцев, поэтому процесс психологической сепарации идет и у матерей тоже. Но если вы продолжаете так общаться и с 3-, и с 4-летним ребенком (а бывает, и старше), то это уже проблема, которую нужно незамедлительно устранять, потому что это может повредить малышу.

Третья причина — задержка психического развития и аутизм. Такие диагнозы ставит только врач. И если вас сильно беспокоит то, что ребенок говорит о себе в третьем лице, а первые две причины исключены, то обязательно обратитесь к специалисту.

До какого возраста это норма?

Как вы уже поняли, до 3 лет у детей еще продолжается процесс самоидентификации, поэтому бить тревогу не нужно. Максимум – понаблюдайте за своей речью. Заметьте, что в семьях, где к ребенку как можно раньше начинают обращаться на «ты» и поощряют самостоятельность, идентификация своего «Я» и кризис 3 лет проходят быстрее и проще.

Если малышу уже четвертый год или он старше, но продолжает говорить о себе в третьем лице, проанализируйте свое общение с ребенком и общение с ним бабушек и дедушек. Если вы заметили, что продолжаете обращаться к малышу неправильно, то, скорее всего, дело в вас, а не в проблемах со здоровьем. Включите в свою речь следующие фразы: «Я готовлю ужин, чтобы ты мог покушать», «Когда я соберу вещи, ты и я пойдем на улицу, мы будем гулять вместе».

Обратите внимание, что концентрироваться нужно не только на обращении к малышу на «ты», но и на обозначении себя как «Я». Т. е. не «Мама сейчас закончит дела», а именно «Я закончу дела». Также чаще задавайте ему вопросы следующей конструкции: «Это ТЫ разбросал игрушки?». Не путайте с вопросом «Кто это разбросал игрушки?», малыш вам ответит: «Коля разбросал». А ваша задача: добиться ответа «Я разбросал игрушки».

Если результата за месяц не наблюдается вообще никакого, необходимо сообщить о проблеме педиатру или обратиться напрямую к неврологу и психологу. Так же стоит поступить и во всех остальных тревожных случаях, особенно когда раньше вы не замечали такого явления.

Заключение

Родители часто забывают, что дети копируют их поведение и речь, поэтому многие проблемы у ребенка созданы ошибками в воспитании и общении с малышом. Будьте внимательны не только по отношению к детям, но и к себе тоже. Чтобы речевое и психологическое развитие ребенка шли нормально, уделяйте больше времени изучению норм и аномалий развития, а также методов воспитания. И ни в коем случае не пускайте все на самотек, ведь проблема может усугубиться.

Читать еще:  Арт терапия с дошкольниками занятия психолога

Лечение субъективизма

Лечение субъективизма — выработка умения и привычки смотреть на себя со стороны, видеть себя глазами других людей, умение контролировать свои эмоции, преодоление двойного стандарта во взгляде на себя и на других, избавление от эгоизма и яканья (Яканье — детская форма эгоизма, когда ребенок постоянно употребляет формы Я, Мне, У меня. «А мне игрушку!»).

Речь в третьем лице

Привыкнуть к последовательному и привычному взгляде на себя со стороны помогает техника «речь в третьем лице». Обычная речь построена так, что о себе мы говорим «я» (естественно), а о других — «они» (например). Так вот, техника «речь в третьем лице», когда вы говорите о себе как о человеке постороннем, говорите о себе (хотя бы и во внутренней речи) в третьем лице, снимает субъективность личного отношения и дает возможность отнестись к себе объективно, как к любому другому.

Вот сотрудник опоздал. Что мы ему скажем? Правильно. А как он должен к этому отнестись? Вот так. А поскольку опоздавший сотрудник — это я, то я и отреагирую не как мне хочется, а как следует нормальному сотруднику.

При привычке использовать форму третьего лица внутренняя речь, оценивающая ваше собственное поведение, приобретает следующий интересный вид: «Этот ответственный работник треплется уже полчаса… Руководитель потерял бдительность и оказался втянут в тупое препирательство… А вот тут — ай, молодец! Поди скушай пирожное».

При творческом подходе эта техника с успехом может быть использована при воспитании детей. Пишет одна из наших учениц, дистантница Елена Стеквашова:

«Ключевой ситуацией оказалась небольшая разборка по поводу подарков к Новому году. Когда Сашка снова заканючил: «А мне?», я подумала: «Яканье надо прекращать. Начнем с речи!» И, вспомнив практику очищения речи от мусора, а также работу над «Тотальным ДА», мы с мужем постановили запретить слова «я, мне, меня, мое» сроком на месяц. Штраф — физические упражнения. Через пару часов в список пришлось включить слова «Ты, тебя» и аналогичные, как провоцирующие яканье. С другой стороны, чтобы общение было адресным, решили в случае необходимости использовать свое имя, но говорить о себе в третьем лице. По факту возникла диссоциация от личной позиции и связанной с нею заморочек.

Результат? За три последующих дня у детей стычки случались, как обычно (их не стало ни больше, ни меньше), но если раньше они регулярно заканчивались чьим-то возмущением и даже ревом, то теперь эти игрища сопровождались гомерическим хохотом обоих.

– Мама, мама, Саша Таню сейчас бить будет!

– Таня у Саши игрушку забрала

И оба бегают друг за другом с гиканьем и присвистом. Дополнительно этому веселому настроению способствует регулярная пересортица в речи, постоянные приседания и отжимания как детей, так и взрослых. В эти же дни мне надо было делать сыну (по назначению врача) довольно болезненную медицинскую процедуру: так вот, хотя предыдущие дни во время этого он верещал так, как будто его собираются зарезать, теперь он даже внимания на происходящее не обращал — хихикал с сестрицей…»

Предупреждение:

Тут тоже есть (по крайней мере, я наткнулся) один подводный камень. Мы так с моей женой общались приличное время. Причем получилось это спонтанно, без задумки. И что интересно, действительно разногласий стало меньше, но… интимное влечение у обоих тоже упало. Мало ли что какая-то там Татьяна хочет какого-то Максима… Вот когда Я захочу Тебя, вот тогда и поговорим! Любопытно, что сюда же относятся и всякие «мышки-птички-рыбки», которые в нормальной речи влюбленных легко заменяют местоимения. Понимаете, очень трудно ласкать рыбку – она же скользкая и с плавниками! Так что для сей немаловажной части жизни надо этот тренинг иногда отключать на полчасика. Или – на подольше.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector